www.postapokalipsis.net
 
 
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Интервью [40]
Статьи [20]
Рецензии [43]
Проза [9]
Просьба: если произведение большое, то публикуйте тут только его часть, а полностью выкладывайте его в каталоге файлов, предварительно заархивировав его.
Поэзия [13]
Статистика

Каталог+поисковая система

Каталог статей

» Проза

Фрагмент романа "Переменчивая мода"

МЫ ЗАПЕРТЫ С ТОБОЙ в этой квартире, и все что у нас есть для связи с внешним миром это ноутбук, подключенный к Интернету и окно которое выходит на главную площадь нашей столицы. Я сижу и пью кофе, наблюдая в окно эту киевскую ночь – спокойную, как атмосфера морга и тихую как девственница в первую брачную ночь. Мне непривычно видеть тебя такую сонную, растрепанную, и злую. Зачем мы согласились провести взаперти целый месяц? Мы заказываем еду через Интернет, мы не смотрим телевизора, не общаемся с друзьями, у нас отключены телефоны… Хотя сейчас я понимаю, что ты возможно с кем-то общалась, пока была в ванной и шум воды скрывал твой голос. – Что ты там делала? – спрашиваю я. – Ты же знаешь, что мне нужно принимать ванную как минимум два раза в день, – отвечаешь ты. Я сейчас смотрю на тебя, ты в моей клетчатой рубашке, у тебя мокрые волосы, такие черные и прекрасные, что я понимаю, что бог рисовал тебя с ангела, грудь свободно дышит в рубашке, ты поправляешь волосы, и подходишь ко мне. – Мы закрылись в этой квартире, чтобы уберечь наши чувства от внешнего мира, и побороть желание быть еще с кем-то кроме нас! Весь мир, это мы двое, и больше ничего не существует, – отвечаю я, и заваливаюсь на кровать, раскинув руки как распятый Христос. – Знаешь, что я подумала, – отвечаешь ты, – я больше не могу находиться в этой квартире! Мне нужен воздух, мне нужны люди, мне хочется сходить в магазин, и выбрать себе прокладки, мне хочется сменить духи, мне до безобразия надоел свой собственный запах. Я начинаю тихо ненавидеть себя, и ничего не может этого изменить!!! – Потерпи, еще немного, осталось всего несколько дней, прошу тебя! Ведь ты это все, что есть у меня, я тебя так люблю! Зайди в свой любимый чат, прочитай новости, просто поверь, что все будет хорошо! – Нет, я устала! – отвечаешь ты. Ты выглядываешь в окно, крутишь своим аппетитным задом передо мной, всматриваешься в освещенную площадь сквозь наше окно. Я встаю с кровати и смотрю туда же. – Посмотри, – говоришь ты мне, – видишь, там люди, они просто живут, они не думают, о том, что будет после, они просто существуют и это прекрасно! – Это отвратительно, – говорю я. – Я хочу, чтобы ты меня немедленно выпустил, – кричишь ты, – я приказываю тебе, открой эту блядь дверь и выпусти меня. – Нет, – говорю я, – мы должны дождаться окончания. – Открой, или я закричу! Я выбью окно, выпрыгну с девятого этажа, разобьюсь, и это будет на твоей совести, выпусти меня. Я позову соседей, вызову милицию, – напористо взываешь ты к моему состраданию, но я отхожу от окна, и жду когда же ты успокоишься. – Пока ты была в ванной, – говорю я тебе с нашего любовного ложе, – я зашел на один крупный музыкальный портал, и выкачал там треки одной очень перспективной группы. Она оборачивается, я знаю, что она так же любит музыку, как и я, и на этом я ловлю ее. Ее интересует все новое, несколько часов я смогу удержать конфликт на уровне коматоза – Думаю, тебе понравится, – продолжаю я, – ребята из Москвы, называются Highgate. Я хочу, чтобы ты послушала. Я прыгаю к ноутбуку, и играю клавишами, она смотрит и ждет, пока я закину в плей-лист музыкального проигрывателя песни. – Мне нравится, когда у тебя мокрые волосы, – говорю я, – меня это возбуждает, как, наверное, возбуждала Адама Ева, после того, как те вкусили запретный плод. – Вот их фотографии и обложка, говорят, они выпустили недавно свой первый диск. Я читал, что их называют достаточно перспективной группой. Ты внимательно смотришь на фото, оцениваешь этот черно-белый снимок, на котором изображены трое участников на фоне трубы. Ты делаешь вид, что тебе безразлично, садишься на кровать и всматриваешься в экран монитора. – Знаешь, – говоришь ты, – вот этот парень с прищуром, что слева в галстуке, легко смотрит на жизнь, он скептик, стоически переносит любые проблемы, наверное, сможет выбраться из любого дерьма! Тот что посредине, у которого взгляд хищника – реалист, возможно чересчур серьезный, ищет такую же серьезную девушку, эрудирован, но это не помогает ему жить, потому что мир что вокруг него и нас глуп, и его знания ничего не смогут сделать. Тот, что справа – романтик. Все его мысли это мечты, как раз такие люди, достаточно творческие личности, способные силу несуществующих вещей превращать в реальность. – Интересная теория, но ты совсем не знаешь этих ребят, как и я, – отвечаю я, и понимаю, что в тебе снова проснулся психоаналитик, я понимаю, что тебе не хватает твоих пациентов, к которым ты привыкла, но ты должна понять, что наша любовь погибнет вне стен этой квартиры. – Мне нравится вот эта песня, что звучит, – говоришь ты тихо, чтобы не перебивать прекрасный печальный вокал. NO WAY TO RUN – как символично, нам и в самом деле не куда бежать. – Мне напоминает депрессивный вариант Депеш Мод, – говоришь ты. – Я бы охарактеризовал готикой, – говорю я. Мы целый час не поднимаем головы с подушек и смотрим в потолок, гоняя одни и те же песни Highgate уже в какой раз подряд. – Если мы пройдем с тобой по жизни до конца наших дней, я хочу, чтобы на моих похоронах играла именно NO WAY TO RUN, раньше я думала, что меня похоронят под «Итоги» Земфиры, теперь я хочу именно эту песню. Я так и напишу в своем дневнике, как только выйду отсюда – «Похороните меня под песню NO WAY TO RUN, что есть у М. в ноутбуке», только посмей не выполнить эту просьбу, и я прокляну тебя. – Нам нельзя думать о смерти, – замечаю я. – Нам всегда нужно думать о ней! – говоришь ты и снова начинаешь ту же самую песню, – выпусти меня, я прошу! У меня пропали месячные, у меня гормональный разлад, возможно, я беременна, может у меня обострение, гинеколог поставил условие, чтобы я не нервничала. Ты должен выпустить меня. – Кажется, мы это уже обговаривали, всего еще несколько дней, – отрезаю я. Она со злостью хлопает крышкой ноутбука, и Highgate замолкают. Помнишь, когда я уехала в другой город на один день и ничего тебе не сказала, знай, я изменила тебе. Тот ублюдок просто сумел красиво воспользоваться своей речью, и я потеряла голову, потом мы переспали, а я сказала тебе, что ты можешь мне доверять, даже простил меня, что я так просто взяла и свалила в другой город с «кем-то»! Я не святая, – уже кричишь, ты, – я обманула тебя, а ты как наивный пацан простил меня! Я трахалась с другим, а ты после делал мне дорогие подарки, и говорил о любви! Я не знаю, люблю ли я тебя, но я так не могу! Открой дверь, я хочу на свежий воздух! – Открой окно и подыши, – отвечаю я, и мысли как ураганы вертятся в моей голове. Что-то накипело, что ее будто бы прорвало, возможно, она врет. – Я не верю тебе, – говорю я. – Ну и придурок! – вновь переходишь ты на крик, – понимаешь, прошло! Я больше не люблю тебя, открой дверь и я уйду. – Наш отпуск заканчивается ровно через два дня, я не открою нас до этого времени. И она выбегает из комнаты. – Тогда я сама, найду этот чертов ключ, и открою дверь! А я вновь открываю крышку ноутбука, включаю перепевку Виктора Цоя «Спокойная ночь» в исполнении Highgate закрываю глаза, и думаю. В голове просто компот мыслей: ребята неплохо исполнили это, никому не прощаю переигровку легенд, но тут, все, как и надо. Изрядно электроники, и все так же мрачно и безысходно. Спокойная ночь – все как будто, так и надо. Каждая песня идет в унисон с моим сознанием. Я думаю о словах, что сказала ты, и не хочу верить, не хочу принимать этого, ты просто устала, и ты сорвалась, ты всеми силами, пытаешься выбраться отсюда, и врешь мне. Я тоже устал в стенах этой квартиры, но у нас нет выбора, наша любовь должна пройти самое трудное испытание. – Я не нашла ключа, – говоришь ты, выйдя из кухни держа в руках нож, – но я нашла вот это! Достань мой мобильный телефон, – просишь ты. – Ты же знаешь, что он отключен, – говорю печально я. – Я хочу тебе кое-что показать, – говоришь ты. – Думаю, я не увижу там ничего нового, – устало говорю я, – уже третий час ночи, давай ляжем спать. – Просто возьми мой телефон и включи его, я приказываю тебе, – говоришь ты, – иначе я воткну себе нож вот сюда. Ты расстегиваешь пуговицы рубашки, открывая моему взору безупречную грудь. – Я изучала анатомию в институте, и знаю, куда нужно ударить, чтобы попасть сразу в сердце, – угрожаешь ты мне. – Ты сошла с ума, – говорю я, – брось нож, я уже испуган. Я выключаю музыку, и встаю с кровати. – Возьми мой телефон. Я открываю тумбочку, достаю твою Nokia, и включаю. Фирменная мелодия при запуске. – Ищи во входящих имя В., я не удаляла это смс. Я будто парализованный следую твоим приказам, и листаю сообщения, и наконец нахожу это смс. – Кто это В.? – спрашиваю я. И читаю: «Встретимся еще! Если надоест тебе твой бой-френд, ты знаешь, как найти меня!» – Что это значит? – Что я и говорила тебе, это значит, что я наставила тебе рога! – отвечаешь ты. – Я не знаю никого, кто бы любил сильнее, чем я, – говорю я, и не хочу верить в происходящее. – Извини, но я больше тебя не люблю! – отвечаешь тебя. – Я не смогу без тебя, – говорю я, и не замечаю, как слезы текут у меня по щекам. А ты с ножом, все еще стоишь передо мной, и угрожаешь мне. – Дай мне этот ёбаный ключ! – кричишь ты. Я не понимаю, что происходит, но я бросаюсь к тебе, и пытаюсь вырвать этот нож. – Я прощу тебе это, просто поверь. – Убери от меня руки, я не хочу быть с тобой, – ты отскакиваешь от меня как пантера, и падаешь на пол. Я прыгаю к тебе и вырываю нож, ты задеваешь меня лезвием, и кроме соленых слез на моем языке, я ощущаю вкус своей собственной крови. – Да отдай же этот чертов нож! – сквозь зубы говорю я, и понимаю, что ты замолкаешь. Нож торчит у тебя в шее, а я над тобой смотрю, как ты хрипишь. – Нет, нет, только не это! Ты лежишь на полу, и лужица крови растекается под тобой. На улице просигналила машина. – Я люблю тебя, только тебя! Мне никто не нужен! Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя! И вот я понимаю, что не смогу спасти тебя, я закрываю рану ладонями, но я не медик, и ты поневоле, закрывая глаза, умираешь. Наше испытание превратилось в то, во что превратилось! – Я отпущу тебя в супермаркет, я дам тебе денег на новые духи, я знаю, ты хотела купить французские «Арман баши» с мягким фруктовым запахом, я все сделаю для тебя. Не умирай, ну прошу тебя. Я прыгаю к окну, раскрываю настежь створки и кричу о помощи, но одиночные прохожие и пьяная молодежь не реагирует на мои крики. А ты лежишь на полу, и не шевелишься. Я включаю в ноутбуке NO WAY TO RUN (ты так и не написала в своем дневнике, что хочешь именно эту песню!), закрываю окно, бреду как полумертвый на кухню и открываю газ в плите. Все четыре конфорки. Шипение как змеиная песня. И вновь возвращаюсь к тебе, глажу по окровавленным волосам, целую твой лоб, провожу ладонями по груди, и беру тебя за руку. Я всегда с тобой. Ты первая женщина, с которой я был так близок. Мне никто больше не нужен! Мне никто больше не нужен! Мне никто больше не нужен! Мне никто больше не нужен! Комната пропахла тяжелым запахом газа, и мне тяжело дышать. Я достаю сигареты и подкуриваю…

 

Категория: Проза | Добавил: kaleb (28/02/07) | Автор: KaLeB M. Frost

Просмотров: 756 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0 |


Всего комментариев: 1
1  
Эта часть текста написана без разделительных частей, поэтому нет переходов на абзацы и прочее! ТАКИМ ОБРАЗОМ создается ощущение постоянного внутреннего диалога! Возможно читается тяжело, но в конце наступает будто бы затишье!!!

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
© 2006-2008 POSTAPOKALIPSIS

Хостинг от uCoz