www.postapokalipsis.net
 
 
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Интервью [40]
Статьи [20]
Рецензии [43]
Проза [9]
Просьба: если произведение большое, то публикуйте тут только его часть, а полностью выкладывайте его в каталоге файлов, предварительно заархивировав его.
Поэзия [13]
Статистика

Каталог+поисковая система

Каталог статей

» Проза

Центурион

Он стоял на коленях посреди абсолютно пустого храма. Перед ним – его Богиня. Старый воин, чье тело было изрезано миллионами шрамов, и Богиня, чья красота заполняла этот храм. Ее красота отражалась от сводов храма, ею был наполнен воздух, и даже глядя в пол, солдат видел, насколько прекрасна его Богиня.
- Ты славно служил мне, центурион!
Ее голос пронзал тело воина, заставляя содрогаться от наслаждения. Он ничего не смел ответить. Его голос, привыкший выкрикивать боевой клич и орать солдатские гимны, был слишком груб, чтобы отвечать Богине. Этого и не требовалось. Она все понимала, Она все видела, Она слышала слова, так и не сказанные ее верным солдатом.
- Ты был лучшим моим подданным. Лучшим из лучших. Ты нес возмездие моим врагам, ты поднимал флаг там, где это не мог сделать никто другой…

- - -

Бой был жарким. Огонь был повсюду, атака захлебывалась. Позиции врага были неприступны. Никто не мог добраться до укрепленных пушек. Пулеметы сражали каждого, у кого хватало смелости (или безумия) броситься в атаку. И хуже всего то, что враг замышлял контратаку. Центурион это чувствовал. Он это знал. Сейчас они проведут массированный артобстрел и атакуют. И им придется отступить. Отступить придется Богине.
Грохнул взрыв, совсем рядом, затем следующий. Раздались крики раненных и умирающих бойцов. Сейчас их позиции дрогнут. Дрогнет Богиня… Богиня? Дрогнет?
- СТОЯ-А-А-А-АТЬ!!!
Центурион, надрываясь, перекрикивал жуткую дробь рвущихся снарядов.
- СТОЯТЬ!!!
Солдат, сидящий в окопе рядом с ним, прижимающий к груди винтовку, словно любимую девушку, не выдержал и попытался бежать. Центурион выхватил меч и резко им взмахнул. Тело солдата упало на выжженную землю, а спустя мгновение к нему присоединилась и его голова…
- НИ ШАГУ… - Центурион задохнулся, откашлялся и взревел: - НИ ШАГУ НАЗАД!!! ЛИБО УМРЕМ ЗДЕСЬ, ЛИБО СТЯЖАЕМ ВЕЛИКУЮ СЛАВУ!!!
Внезапно все стихло… Сейчас…
Воздух взорвался от криков противника, они атаковали. Центурион сделал пару выстрелов и отбросил уже не нужную винтовку. Рукопашная. Когда звериный инстинкт берет верх над человеческой натурой. Когда солдат становится богом… или никем.
Противники с умопомрачительной скоростью приближались. Центурион воздел очи к небу.
- Моя Королева… моя Богиня… только Тебе… СЛААААВАААА!!!
Оттолкнувшись ногами, Центурион выскочил из окопа и бросился вперед. Его крик оглушал врагов, сеял в их рядах панику. Это был не солдат, это был зверь, демон. Его клинок, чье имя было Холод, не знал преграды. Его тело перестало чувствовать боль. Сталь проходила насквозь, а он двигался дальше.
За ним шли другие. Его безумие передалось и им. Контратака врага была обращена в бегство. И Центурион преследовал их. Холод настигал врагов и разил их в спины. Нет пощады тем, кто испугался смерти.
Пулеметчики открыли огонь слишком поздно – боялись попасть по своим. Центурион ворвался во вражеский лагерь, сея панику и разрушение. При нем был Холод в правой руке и Знамя в левой…

- - -

- Тебя нельзя сломить, мой верный слуга. Никто и ничто не смогло заставить тебя отступить. Ты шел вперед, и ни разу не усомнился в своем пути…

- - -

Он ногой вышиб дверь и ворвался в храм. Первым. Как всегда. И остановился…
Дети и женщины. Они сидели на полу, прижимаясь друг к другу и в их глазах страх смешивался с ненавистью.
Из глубины храма вышел священник в длинных черных одеждах.
- Опусти оружие! Это святое место!!! Тут нельзя проливать кровь, иначе ты навлечешь гнев божий!
Центурион усмехнулся опуская меч, и ответил:
- Это храм лжи, боли, отчаяния и слабости. Тут никто не может мне ответить…
Меч с шипением (будто выражая свое недовольство) оказался в ножнах.
- Уходите отсюда. Это место больше не принадлежит вам.
Священник затрясся в ярости, его лицо побагровело, и он закричал:
- Да как ты смеешь! Это место принадлежит Богу! И мы пришли под его защиту, спасаясь от вас, проклятых Богом варваров!
Центурион расхохотался, громко, в голос.
- Ни один бог не защитит тебя, священник. Ибо боги не сделают за нас то, что мы обязаны сделать сами!!!
В храме повисла звенящая тишина. Священник все еще трясся в бессильной ярости, но не издавал ни звука. Его кулаки сжимались, но страх не давал ему броситься на солдата. Он верил в Бога, и ждал, когда Он ответит на оскорбление. Но Бог молчал.
Потому что ни один бог не сделает за людей то, что они должны сделать сами. И они сделали.
Маленький мальчик, перемазанный сажей, вырвался из толпы и с ревом бросился к солдату. В руках мальчишка сжимал острый камень, и его душа горела желанием пустить его в ход. Центурион с легкостью поймал его руку, вывернул. Мальчик скривился от боли и выронил свое оружие, тогда солдат наотмашь ударил его по лицу.
И тут толпа колыхнулась. Женщины и дети поднялись на ноги и бросились к Врагу. В их глазах не было больше страха. Лишь ярость, огонь, решительность. Каждый человек в толпе был предан другому, перед лицом Врага они забыли все свои прошлые обиды и распри, они были едины. Взрослые женщины рвались вперед, пытаясь оставить детей позади, защитить их, дети же хотели защитить своих матерей.
- Вы проснулись. Жаль, что перед самой своей смертью.
Жало по имени Холод с радостным звоном освободилось от плена. Кровь, крик, и ярость. Те, кто успевал смотреть в глаза солдату, видели в них лишь слезы скорби…

- - -

- Отчаяние неведомо тебе. Нет страха, боли…

- - -

Они были в ловушке. Центурион понимал это. Но его это волновало мало. Смерть ожидает любого, и нет смысла бояться ее, переживать. Центурион скорбел лишь о том, что еще не все сделано. Еще совсем немного, и они бы увидели окончательную победу. Но судьба сыграла с ними жестокую шутку. Они оказались зажаты в ущелье. Враг завалил выход из него, оставив лишь один путь, который он перекрыл.
- Там ущелье немного расширяется, дальше оно сужается вновь. Если мы…
Центурион поднял руку.
- Они не будут атаковать нас. Пехота не войдет сюда. Все уловки бессмысленны. Они ждут самолеты, а нам остается ждать огромного погребального костра всем нам. Они зальют нас напалмом.
Кто-то неподалеку слышал их разговор, и прошептал:
- Богиня оставила нас…
Центурион быстро развернулся, подскочил к усомнившемуся и отвесил ему оплеуху.
- Дурень!!! Богиня дала нам шанс оставить поле боя, как это делают храбрецы! Мы выйдем из ущелья навстречу врагу и умрем там! Мы, несомненно, увидим победу, но наблюдать за ней мы будем, восседая за столом с нашей Царицей!!!
Центурион знал, что его союзники спешат ему на помощь, знал он и то, что они не успеют. Его легионеры еще хранили надежду, но он, для себя, похоронил ее.
Враг не ожидал их появления, но и не опростоволосился. Пулеметы застрочили, отбивая яростный ритм, прерывая жизни, и ответом им был хор легионеров, которые выкрикивали Имя своей Царицы.
Центурион бежал впереди, держа в левой руке Знамя. Он палил без перерыва, а когда патроны закончились, он обнажил Холод. Он кричал, ревел словно демон, безумие двигало его вперед. Знамя было для врага бельмом на глазу. Противники пытались убить его в первую очередь. Но каждый раз, когда Знамя падало, оно поднималось вновь. Изодранное, испачканное в пыли, оно все равно сияло как тысяча солнц. И легионеры шли за ним, встречая свою смерть, но так и не сдавшись…

- - -

- Так что же ты хочешь, мой верный слуга?
Центурион молчал, молчала и его Царица. Он не смел просить ее о чем либо для себя. Никогда. Даже когда свинец разорвал его сердце, он просил лишь о том, чтобы кто-то поднял Знамя. И уже умирая, он видел как тот усомнившийся легионер крепко схватил древко Стяга и бросился дальше.
- Почему ты молчишь?
Из глаз Центуриона хлынули слезы…
- Моя Королева… мы победили?
- Легат со своим войском подошел тогда, когда все твои легионеры пали в битве. Он ударил в тыл противнику, загнал их в ущелье и раздавил. Он скорбит о потере. Ты был ему братом…
- Спасибо…
- За что, мой воин? Ты никак не решишь, чего ты хочешь, и я не могу отблагодарить тебя…
Центурион медленно поднял глаза, и взглянул на свою Богиню.
- Я не хочу больше существовать…
И Бездна - Великое Ничто - приняла его…

 

Категория: Проза | Добавил: РК (23/02/08) | Автор: Рушащий_Круги

Просмотров: 732 | Рейтинг: 0.0 |


Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
© 2006-2008 POSTAPOKALIPSIS

Хостинг от uCoz