www.postapokalipsis.net
 
 
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Интервью [40]
Статьи [20]
Рецензии [43]
Проза [9]
Просьба: если произведение большое, то публикуйте тут только его часть, а полностью выкладывайте его в каталоге файлов, предварительно заархивировав его.
Поэзия [13]
Статистика

Каталог+поисковая система

Каталог статей

» Интервью

Fatal Aim Интервью

FATAL AIM

Я приехал чуть раньше назначенного времени, я всегда так приезжаю. Минут за 10-15, чтобы уж точно не опоздать. Сказать, что я волновался – это ничего не сказать. Это было мое первое настоящее живое интервью. Когда высылаешь вопросы по e-mail, все намного проще. Тут же требуется именно поддержать разговор.
Артем встретил меня, и мы направились в клуб, где они репетируют. Там, собственно, и протекала наша интересная беседа. И это было самое большое интервью, сделанное мной. Что из этого получилось – судить вам.

Артем Гудков – клавиши
Вадим Грызлов – гитара
Лариса Ситникова – вокал

Итак, начнем. Первый вопрос, как правило, об истории группы…

А.Г. – Надо сказать что история началась в 2003-м году. Родилась идея попробовать что-то с вокалом, у меня собственно. Потому что я занимался электронной музыкой, которая к готике не имела никакого отношения… была такая некоммерческая электроника. Вокалистка у нас раньше была другая - Екатерина. С ней мы попробовали записать пару песен, но они, в принципе, получились такие… как сказать…
В.Г. – Какие… хорошие песни!
А.Г. – Ну да. В общем получились неплохие песни, и мы решили продолжать. Мы сделали demo из четырех песен где-то в 2004-м. Дальше эта демка попала в руки такому персонажу, культовому, можно сказать – Монаху, который вел на радио “Эхо Москвы” специализированную передачку именно с готической электронной музыкой и так…
В.Г. – Ну надо сказать что сначала не было гитары. Артём хотел добавить электрогитару (в то время мы уже играли в одной группе), ну и соответственно долго искать ему гитариста не пришлось. А в 2005-м уже состоялся первый концерт с гитарой, т.е. уже втроем.
А.Г. – Т.е. был уже постоянный состав. Я на клавишах, Вадим – гитара и Екатерина – вокал.
В.Г. – Позже мы пришли к выводу, что есть потребность записать альбом. Уже было достаточно песен, которые в итоге собрались в один альбом под названием Winter Saga. Он был выпущен в июне 2007-го года на лейбле Irond. И параллельно выпуску альбома, почитав отзывы в Интернете и послушав отзывы на концертах мы решили как бы…
А.Г. – Это было не после выпуска альбома а еще до того. Была потребность… хм… как бы так сказать, чтобы никого не обидеть…
В.Г. – Короче нас перестал устраивать вокал!
А.Г. – Была потребность как бы улучшить качество вокала. Пришлось принять тяжелое решение поменять вокалистку. С тем человеком – с Екатериной – у нас не получилось…
В.Г. – И новой участницей стала Лариса.
Л.С. – Нашли меня, можно сказать, совершенно случайно. Пришел Артём и сказал: “Девушка, а вы не интересуетесь творчеством?”, а я ответила: “Конечно интересуюсь!”
А.Г. – После этого ей пришлось интересоваться нашим творчеством…
*смеются*
Л.С. – После прослушивания их творчества, как с их прошлой вокалисткой, так и просто в “минус”, я решила, что этот стиль мне подходит. И я с интересом занялась этим проектом.
В.Г. – Да, мы уже два раза выступили в Туле, и все складывается так, как нам и хотелось. Наилучшим образом, так как теперь группа представляет единое целое. Чего не было раньше.

Понятно… Теперь непосредственно к творческому процессу. Есть ли кто-то ведущий, который приходит и говорит: “Вот новая песня будет звучать вот так вот”? Или же каждый делает что-то свое, и в итоге получается новая песня?

А.Г. – Как обычно придумывается основная какая-то концепция, а потом уже каждый человек привносит что-то свое, что, в принципе, закономерно.
В.Г. – Артем приносит песню, болванку… И все придерживаются этого плана, но в итоге каждый вносит свой вклад.
А.Г. – Вадим гитарист, а я не гитарист, и я не могу в голове придумать как там будет играть гитара. Но я могу высказать свое мнение… Так же и вокал. Высказывается какое-то пожелание, и вот так работается…

Как насчет музыкального образования? И как вы вообще считаете: насколько сильно это влияет на музыку?

А.Г. – Я закончил музыкальную школу, музыкальное училище, но на консерваторию меня уже не хватило. И у меня сложилось мнение, что классическое образование должно быть, потому что должна быть какая-то основа. Но в дальнейшем оно немного мешает, как бы зашторивает сознание. Тебя приучают думать стандартными шаблонами, и ты начинаешь следовать этим правилам. И из-за этого страдает сам творческий процесс… вот так я считаю.
В.Г. – В общем, я тоже считаю, что образование очень важно, хотя у меня его нету. Но у меня очень много практики. И важно использовать свое знание, опыт, и это должно быть инструментом в твоих руках.
Л.С. – У меня музыкального классического образования нет, но при всем при этом я работаю в профессиональном музыкальном заведении, в филармонии. Но естественно вокалу я училась, и продолжаю учиться, то есть это происходит постоянно. И естественно я совершенствуюсь в музыкальной грамоте.

А откуда черпаете вдохновение?

А.Г. – Не из водки это точно! Из эмоций, из самой жизни.
В.Г. – Меня вдохновляют другие музыканты, музыка сама по себе.
Л.С. – Я считаю что это своеобразный выход эмоций, напряжения. Возможно, что нельзя высказать в нашем обществе высказывается посредством музыки. И это честно.

Что можете сказать о концертах? Как проходят? Что вообще при этом человек ощущает? Реакция публики?

А.Г. – Как мы уже и сказали раннее, в прежнем составе мне не особо нравилось наше выступление. Но вообще концерты это круто! Потому что выступление это всегда обмен энергии.
В.Г. – Мне очень нравится выступать. Любые выступления… Бывает правда, что по вине организаторов играешь не в тему, и не в то время. В четыре часа утра например, когда все разошлись. Но половина концертов, которые были в моей жизни, это тотальный кайф! А с прежней вокалисткой… я чувствовал какой-то дискомфорт, я не был уверен за группу на сто процентов. А сейчас, когда у нас сменилась вокалистка, я чувствую себя уверенным на все сто.
А.Г. – Просто раньше было ощущение, что на сцене стоят три абсолютно разных человека, которые вроде и делают одно дело, но в единое целое это не склеивалось. Но после последних выступлений это ощущение изменилось. На сцене мы – единое целое.

Хорошо. Вот критика и фанаты – это такая вещь, которая порой дурно или наоборот хорошо, но очень сильно влияет на музыкантов. Вот если однажды вы напишите новую песню, а фанаты скажут: “Это полное дерьмо! Раньше FA был круче”. Вы будете возвращаться к прежнему стилю или же будете гнуть свое? Я то понимаю, что группа должна развиваться, но насколько важно будет для вас мнение фанатов?

А.Г. – Ну в принципе ты сам ответил на вопрос, сказав, что группа должна развиваться. Вот и мы тоже не останавливаемся на достигнутом, и новая вокалистка тому способствовала. Мне кажется, что неправильно было бы играть от альбома к альбому одну и ту же музыку. А критика… Мы получали совершенно противоположные рецензии - всем понравиться невозможно. Но следующие песни… я думаю они будут отличаться.
В.Г. – Просто не все люди, которые слушают группу, могут понять новый альбом. Многие группы меняются. Другое дело в какую сторону – в хорошую или плохую. Я сам слежу за творчеством некоторых групп, которые со временем меняются, и меняюсь я в своих взглядах. Что же касается критики – то всегда будут рецензии как положительные, так и отрицательные. В принципе это нормально. Но бывает
Л.С. – Критика это хорошо. Лучше критика чем лесть.

Ну вот к примеру Theatre of Tragedy в один миг стала другой группой, играющей другую музыку. Может ли такое случиться с FA?

А.Г. – Фиг его знает… *смеется* Да все, наверное, может быть в этой жизни.
В.Г. – Может, и может. Но пока мы не собираемся менять направление. Хотя Театр Трагедий стал мне нравиться когда они заиграли электронную музыку.

По поводу лирики. Тексты на английском, и они довольно незамысловатые. Не хотелось попробовать сделать что-то более сложное в плане лирики, но на русском?

А.Г. – Я вообще противник русского языка в такой музыке. Мне кажется что она там просто неестественна. И вообще на самом деле люди слушающие такую музыку предпочитают либо английский либо немецкий. У русского языка несколько другая мелодика. И вообще мы поставили себе рамки: мы играем на английском.
В.Г. – Просто сейчас ты можешь и не ездить на концерты в Европу, но ты можешь выложить mp3 на сайт, на тот же MySpace, и люди будут понимать смысл.
А.Г. – Есть специализированный сайт – electrogarden.com – который посвящен именно электронной музыке, то есть там куча команд, причем и известных очень. И мы спокойно выложили там свои треки, и я не думаю, что если бы они были на русском то они бы пользовались такой популярностью.

Только вот одна проблема: слушатель в России, слушая группу, поющую не на русском языке, воспринимают голос просто как очередной инструмент. Как еще один барабан или гитару. То есть большинство слушателей нихера не понимают что им тут хотели сказать.

А.Г. – Да, ты тут несомненно прав. Но повторюсь – люди, слушающие такую музыку, слушают на английском языке.
В.Г. – Но я и слушая Земфиру могу сказать что я нихера не понимаю что она хотела сказать… А вообще я отношусь к голосу как к инструменту, и слушая какую-нибудь группу я сидел и специально переводил тексты…
А.Г. – Голос все равно должен быть инструментом. И не важно на каком языке ты поешь. Что касается наших текстов – то да, они просты. Но в дальнейшем мне хотелось бы их усложнить.

По поводу усложнения… Порой чем проще музыка, тем проще ее донести до слушателя.

А.Г. – Да, для концертов такая музыка лучше. Но мне, как музыканту, в один прекрасный момент может надоесть писать такую музыку. То есть можно выработать какую-то концепцию: ты делаешь все по накатанной, оно прет и прет, но это будет не интересно мне лично. Поэтому естественно хочется работать со звуками, со структурой песен, чтобы человек послушал альбом и сказал: “бляяяя как клево…”.
В.Г. – Но ведь музыка может усложниться, но ты все равно сможешь под нее танцевать. Но в то же время послушав эту музыку дома в наушниках ты откроешь для себя что-то новое.
А.Г. – У меня было такое с группой Melotron альбом Propaganda. До этого были очень такие танцевальные песенки, можно сказать что простые такие. А новый альбом до меня с первого раза не дошел, хотя до этого я слушал очень много разной музыки совсем замороченной, Aphex Twin там какой нибудь…
В.Г. - Тут надо сказать что в последнее время все хотят получить эффект сразу – купил альбом, послушал и проперся. Все разучились слушать музыку. Люди передают друг другу музыку с mp3, там десять папок. И человек не успевает вникнуть. Он видит перед собой это все и выбирает это эффектно это неэффектно. То есть внутрь музыки он не смотрит.

Просто иногда встречается “музыка для музыкантов”. Т.е. музыкант может послушать и сказать: “Да, вот это прикольно, что тут вот звучит колокольчик”. А просто слушателю, не представляющему, что такое музыка в более широком плане, просто насрать на этот колокольчик. Он послушает это и скажет: “Ну нахрен! Это полное говно! Я не хочу слушать этот колокольчик, который там звенит! Я хочу музыки!” То есть не боитесь, развивая музыку, стать непонятным просто слушателю?

В.Г. – Всегда найдутся люди, которые тебя поймут.
Л.С. – Это и есть основной конфликт. Все хотят на потребу публике…
А.Г. – Тут надо отдавать себе отчет – для чего ты это делаешь. Либо ты реализуешься сам, либо ты это делаешь для людей, которые поймут.
В.Г. – Либо для людей, которые с пьяну попросят поставить Веерку Сердючку.
А.Г. – Мы реализуем себя, свои эмоции в музыке. У нас нет такого: так, мы должны написать десять песен и тут же продать их. И чтобы из каждого утюга это звучало.

Тульская сцена. Можете назвать какие то группы на которые стоит обратить внимание? И вообще, поддерживаете ли с кем-нибудь отношения?

В.Г. – Лично я знаю практически всех музыкантов тульских, да и во многих группах играл сам. Есть такие ценные коллективы как например Forgive Me Not, сейчас он распался, но музыка осталась. Так же неплохая группа Hidden Time, они сейчас записывают свой новый альбом. Короче есть пара-тройка групп которые мои знакомые или друзья. Они делают действительно интересную музыку. А другие люди, которых я знаю, делают какую-то фигню.
А.Г. – Я тоже все эти группы знаю, но в целом не интересуюсь тульской музыкой. Или я интересуюсь такой музыкой, которую в Туле никто не играет.

А что можете сказать о будущем некоммерческой сцены в России?

А.Г. – Оно туманно настолько, что даже непонятно как она будет развиваться.
В.Г. – С другой стороны десять лет назад не было ни Irond, ни CD-Maximum, ни еще кого-то. А вот недавно я зашел на сайт CD-Maximum и увидел там огромный список именно русских групп подписанных там.
А.Г. – Нууу… это все равно еще ничего не значит. Лейблы живут за счет западных групп, которые они издают. Да, сцена развивается, но очень медленно. А что касается того направления, в котором мы играем, то тут совсем все глухо.
В.Г. - В России только две таких группы я знаю – Otto Dix и Roman Rain.

Окей. Какую роль в вашей жизни занимает готическое мировоззрение? Вы можете сказать “Я - гот”?

В.Г. – Я не могу так сказать.
А.Г. – Мне вообще кажется, что это на самом деле тинейджерские заморочки.
В.Г. – Тебя это слишком ограничивает. То есть если ты – гот, ты уже в одном тоннеле реальности находишься. У меня другое отношение к жизни. Не люблю всяких ограничений: вот ты – гот, а ты – металлист. Да я слушаю металл, но я не назвал бы себя металлистом, ведь я слушаю еще джаз, еще что-то. Я не пытаюсь себя ограничить чем-то одним.
А.Г. – Да, вот даже по поводу нашей группы есть дискуссия такая - готы мы там, труевые, нетруевые, или не готы. Иногда хочется всем этим людям сказать: ребята, мы пишем музыку, и когда мы ее пишем – никто из нас не думает: “вот так мы сейчас сделаем и будет готично”. Мне кажется что это с нашей стороны был бы не совсем честный подход.
В.Г. – Вообще имидж у нас имеет готическую основу. Просто это выглядит. Мы не хотим играть в джинсах потертых. Мы сами думаем как что себе сделать, шьем все это, заказываем, людей просим.

То есть имидж играет роль.

В.Г. – Да, он играет роль на выступлениях. Ну и когда ты открываешь буклет, хочешь видеть что-то эффектное. А не просто там… чуваки встали в свитерах… То есть должна быть эффектность.

Короче как сказал Mortiis: “Это только AC/DC могут выступать в дранных джинсах.”

В.Г. – Да, но у AC/DC это и есть их стиль.
А.Г. – Просто когда человек приходит на концерт, я не думаю что ему интересно смотреть на людей, которые вышли в домашних тапках, только что бухали со слушателями…
В.Г. – Кстати в Туле это происходит повсеместно. А надо создать образ.

А вот Деникин Спирт, разве это не шоу и не образ?

В.Г. – Ну у них это так и надо! Прокопец может выйти в сапогах и в семейных трусах, и это будет круто! Для его стиля это подходит. Но для Fatal Aim это не подходит.

Ясно… А вот на какой музыке вы выросли?

Л.С. – Попса конечно была в моей жизни. Майкл Джексон… Англоязычная музыка в основном.
В.Г. – У меня из попсы в жизни был Майкл Джексон и Пугачева. А так – в основном тяжелую музыку, крестный мне давал кассеты слушать. Сначала это был Deep Purple, потом Iron Maiden. Потом меня потянуло в тяжеляк и я купил себе кассету Slayer – первую кассету которую я купил себе сам. Потом был Cannibal Corpse. А сейчас я слушаю Dream Theatre, Angra. Более прогрессивную музыку короче.
А.Г. – Я много чего слушал. Мой старший брат занимался музыкой, и у него было очень много разной музыки, начиная от группы A-ha до Accept и Dio. А еще я слушал Iron Maiden. Я никогда не слушал никакой отечественной попсы, а где-то в 90-х мне стало интересно (тогда еще только зарождающееся) техно. И очень долго я слушал музыку без вокала.

А что слушаете сейчас?

Л.С. – Melotron
В.Г. – Театр Трагедий
А.Г. – Я сегодня с утра слушал электронщину какую-то… А еще я сегодня слушал электронный проект Виталик… такой электро-клэш прикольный.

Есть ли песня на все времена?

В.Г. – Dream Theatre – I`m despair.
А.Г. – У меня нет какой-то определенной песни. Но когда мне грустно я слушаю Placebo.

Есть ли какие либо альбомы, которые ждете с нетерпением?

В.Г. – Я ждал с нетерпением альбом Nightwish. Ждал из-за вокалистки в основном. Мне понравилось, конечно, но Тарья пела лучше.
А.Г. – Я нашего нового альбома жду…
Л.С. – С нетерпением!

Что либо разочаровало в последнее время из музыкальных релизов?

В.Г. – Меня разочаровал последний альбом Planet X. Потому что там нет гитариста Тони Макалфина, и альбом получился какой-то вялый.
А.Г. – А мне наверное просто плохие альбомы не попадались. Не помню, что бы я что то послушал и сказал: “Что за фигня!”. А Лариса в последнее время слушает тщательно отобранные нами альбомы.
Л.С. – Но инициативу я проявляю, иногда говорю: “Дайте мне что-нибудь другое!”

Вернемся ненадолго непосредственно к группе. Вас часто сравнивали с Lacuna Coil, Clan of Xymox… А сами назовете каких-нибудь кумиров, которые на Вас влияют?

В.Г. – Вообще-то Lacuna Coil на меня не влияет, хотя она мне нравится. Это все же больше металл. Мне очень нравятся последние альбомы Theatre of Tragedy.
А.Г. – Сравнивают с L`amme Immortelle, непонятно, правда, почему. А с Clan of Xymox я вообще аналогий не вижу. Мне бы не хотелось, что бы… хм… как бы сказать. Хочется делать что-то свое, а не шагать проторенными путями.
В.Г. – Конечно не избежать, что это на что-то там похоже. Это все же музыка, и уже не 60-е, когда создал группу – и ты единственный в своем роде. Сейчас, когда создаешь группу, уже не знаешь, куда деваться ото всех конкурентов что ли… По этому надо искать что-то свое, и не только как группа в целом, но и каждый музыкант в отдельности.

Отлично. Переходим ко второй части нашей беседы. Чем, собственно, живете? Работаете, учитесь?

А.Г. – Да, у всех помимо группы есть еще и основная работа. Я, например, работаю дизайнером в газете.
В.Г. – А я работаю печатником в типографии. Но не этой газеты!..
Л.С. – Я работаю инструктором по фитнесу и танцам, и вокалисткой в филармонии.

Вот меня, например, очень давит моя работа. У меня порой нет и капли времени, чтобы сесть за синтезатор. Как у Вас со свободным временем?

В.Г. – Я должен сказать, что нашел себе работу, которая не отнимает у меня времени от музыки. Я работаю все время ночью, вследствие этого у меня много свободного времени. Только надо выспаться, а так – ты целый день свободен. И это очень радует. Я работаю три ночи в неделю всего лишь. И получаю, в принципе, нормальную зарплату, которая меня сейчас устраивает. Так что мне повезло, можно сказать. Раньше у меня были работы, которые тоже меня дико напрягали. Например, я работал грузчиком, и не мог играть на гитаре после смены. И вообще ничего не мог делать, просто приходил, и спать ложился. Надо уметь распределять свое время, при желании всегда можно найти…
А.Г. – У меня, в принципе, работа тоже отнимает время, но особо сильно не напрягает.
Л.С. – Моя работа выбрана сознательно. Она приносит мне удовольствие, и я, конечно же, стараюсь распределять ее, чтобы уделять время для репетиций.

Какие ни будь увлечения помимо музыки?

А.Г. – Дизайн мое увлечение помимо работы.
В.Г. – Группа это не только: “сочинил песню, записал, выступил”. Это такое дело, когда нужно что-то организовать, с кем-то договориться, что сделать, не касаясь инструмента… Это тоже, надо сказать, интересно. А еще я люблю зайти в магазин и купить много дисков!
Л.С. – Психология.

Не пытались ли когда ни будь выразить себя в чем ни будь другом? Фотография, видео, ну или книгу написать?..

В.Г. – Я раньше занимался бодибилдингом. Полтора года. Правда мне было лет тринадцать, и этого сейчас не особо видно, но это мне пригодилось, когда я работал грузчиком. Я был счастлив просто, потому что я видел, как другие загибаются, а я еще мог что-то делать.
А.Г. – У меня все время в жизни было, что есть два больших увлечения. Сначала это было рисование, которое трансформировалось в дизайн. И музыка. Мне этим хотелось заниматься, и я этим и занимаюсь.
Л.С. – Я тоже шла к этому долго. У меня было образование, ненужное мне (экономическое), была ненужная работа. А сейчас я позволила себе заниматься себе любимым делом.

Что читаете?

А.Г. – Подсел на Мураками, и читаю все подряд.
В.Г. – Я читаю Карлоса Кастанеду.
Л.С. – Профессор Шейнов. Психология. Доктор наук. Управление людьми. Классику еще люблю.

Я жуткий фанат кино. Что можете выделить из последних просмотренных Вами фильмов?

В.Г. – Я могу выделить “Автостопом по Галактике”. Очень прикольный фильм, да и книга тоже. Я его два раза посмотрел. “Матрица” прикольный фильм. И “Терминатор”. И “Рокки”. А еще мой любимый фильм – “Назад в будущее”, я его посмотрел очень много раз. Я его смотрю раз в два года.
А.Г. – Мне нравится всяческий… ну нельзя сказать что трэш. Короче фильмы типа “На игле”, “Страх и ненависть в Лас-Вегасе”. А самый клевый фильм это “Чужой” первый.
Л.С. – “Малхолланд Драйв”. Сериал “Мастер и Маргарита”.

Если бы Вы написали саундтрек к фильму – что за фильм бы это был?

А.Г. – Ну даже не знаю. У всех пристрастия разные. Я думаю это была бы какая-нибудь фантастика. Какой-нибудь страшный хоррор.
В.Г. – Да, это было бы что-то фантастическое. Ну точно не история любви какая-нибудь.

Окей. Несколько наших стандартных вопросов. Религия?

А.Г. – Я считаю это глупым.
В.Г. – Я считаю что это ограничивает твои мозги. С одной стороны религия упорядычевает, все эти заповеди… с другой стороны из-за религии происходит много нехороших вещей. В частности на востоке, и мне это не нравится. Религией пользуются разные люди с разными намерениями. Ее очень хорошо можно использовать в корыстных целях.
Л.С. – Я христианка, меня крестили. Не сказать, что я живу по всем канонам и заповедям, но я пытаюсь придерживаться всех принципов.
А.Г. – Я пожил в разных местах, где преобладают разные конфессии. Я родился в Литве – католицизм. Потом жил в Оренбурге, он граничит с Татарстаном, там очень много мусульман. Сейчас вот живу здесь, где православие. Так что я считаю – важно какой человек, а не какая религия. Если он хороший человек – он будет хорошим человеком, неважно во что он верит.

В любовь верите?

А.Г. – Да.
В.Г. – Я тоже, думаю.
Л.С. – Да.

Дружба?

В.Г. – Да. Главное, чтобы друг мог понять тебя через некоторое время. У меня был друг очень хороший, но он, как бы, остановился в своем развитии. И он стал для меня скучным человеком. Я пытался с этим что-то сделать, но в итоге наша дружба прекратилась. Т.е. это все было временным. С одной стороны этот человек был мне очень дорог, а сейчас он для меня такой ценности не представляет. А, может, и я в плохую сторону поменялся, не знаю…
Л.С. – Мне кажется, что в дружбе кто-то один из друзей приносит себя в жертву. Т.е. да, я в дружбу верю, но не думаю что она может быть с такой стопроцентной отдачей.

Вот у меня есть один товарищ, который всегда говорил: “Дружба – это тогда, когда тебя тяжело ранят на поле боя, а он сможет тебя пристрелить без колебаний”. Вот Вы смогли бы так сделать?

А.Г. – Вообще все зависит от ситуации. Это просто какая-то тотальная дружба должна быть. А вообще понятие дружбы для меня остается загадкой, потому что очень много знакомых.
В.Г. – Я бы обдумал другой вариант сначала. Если бы он меня попросил – я бы сделал.

Что такое для Вас счастье? Что должно произойти, чтобы Вы могли сказать: “Я счастлив!”.

А.Г. – Записать альбом новый. Реализация себя – вот это счастье.
В.Г. – Хаха… да это очень круто! Я помню, когда мы доделали наш первый альбом, а он доделывался очень долго, и когда пришло предложение от лейбла… Вот в тот момент я был счастлив! Меня просто переполняло счастье!
Л.С. – Реализация себя и понимание со стороны родных и близких, и быть собой.

Что должен сделать человек, что бы Вы его ненавидели?

В.Г. – Лично я уже никого почти не ненавижу, потому что если ты будешь испытывать это чувство, то будешь терять зря энергию. Надо делать так, чтобы ничего подобного не произошло изначально. Когда ты ненавидишь человека – это значит произошло что-то ужасное. А этого надо избегать. Бывают люди, которые просто мне неприятны, но мне приходится с ними сталкиваться.

Смогли бы простить предательство?

Л.С. – Да.
А.Г. – Я тоже добрый малый в принципе…
В.Г. – Да. Я неоднократно прощал.

Если бы Вы прямо сейчас отправились бы в путешествие. Куда бы вы отправились?

В.Г. – Я хочу в Токио, Нью-Йорк и в пустыни Мексики. А еще хочется побывать в Хельсинки.
Л.С. – Париж, Париж и еще раз Париж.
А.Г. – В Токио я бы тоже съездил. А еще мне хочется приехать на свою историческую Родину. Уже давно не был. Не знаю, может получится в этом году (в прошлом не получилось, потому что мы возились с альбомом), приехать в Вильнюс. Там проходит фестиваль kunigunda lunaria . Он в общем-то готический, и постепенно приобретает европейский уровень, группы там выступают не только литовские, но и из Польши, из Финляндии. Было предложение туда поехать, и я надеюсь, что в этом году получится.

Несколько моих любимых вопросов. Вот идете Вы по улице, заворачиваете за угол, а вам навстречу идет Бог. О чем бы вы его спросили?

А.Г. – Ну не знаю… я бы, наверно, мимо прошел.
Л.С. – Ничего, пожалуй, не спрошу, только поблагодарю. Если что-то и происходит в жизни хорошее, то так и должно быть.
В.Г. – Я бы, наверно, настолько запарился, что решил бы спросить в следующий раз.

Какие перспективы у человечества в целом?

А.Г. – В целом – дестрой. Апокалипсис грядет.
В.Г. – Я бы сказал, что человечество ведет себя таким образом, что паразитирует на шарике голубом. Я считаю, что есть шанс, что отношение к родной планете переменится. Хотя все больше я в этом сомневаюсь.

Верите ли во внеземные цивилизации? И, если да, есть ли у них музыка?

В.Г. – Я бы сказал, не то чтобы я верю во внеземные цивилизации, я верю в то, что существует множество миров параллельных, и мы можем в них переместиться.
А.Г. – Мне тоже кажется странным думать, что в одной звездной системе есть одна планета, населенная живыми существами. Музыка? Думаю, у них есть.
В.Г. – Они диски из Вояджера уже давно достали и крутят на дискотеках!

А вот если бы человечество в один миг достигло бы такого развития, когда станут возможными межзвездные перелеты. Отправились бы к звездам?

В.Г. – Вообще, надо сказать, это мечта всей моей жизни. У меня дом частный, я сижу иногда во дворе, и смотрю на небо… У меня нет двадцати миллионов долларов (или сколько там надо?) чтобы отправиться на орбиту. Но вообще это было бы круто. Но я бы взял с собой гитару и несколько человек.

Ну и пара слов читателям.

В.Г. – Слушайте много хорошей музыки. Хорошего настроения вам, и познайте себя.
Л.С. – Счастья всем и каждому. Личного счастья, которого они хотят.
А.Г. – Любви и боли.

Спасибо за ответы.

В.Г. – Это, наверное, было самое интересное интервью, которое было. Недавно вот на радио ходил, человек сидел и даже вопросы задать не мог, сидели там, втыкали. Обычно все как-то нелепо, а у тебя прямо все приготовлено, это хорошо.

После беседы Fatal Aim, можно сказать, дали для меня персональный концерт. Хочется, чтобы таких групп было хоть чуть больше. Когда приходишь на репетицию, и наслаждаешься музыкой, а не слушаешь, как матерится вдрызг пьяный басист. Хочется пожелать ребятам удачи, не останавливайтесь!
Беседовали РК и группа Fatal Aim.

 

Категория: Интервью | Добавил: РК (07/11/07) | Автор: Рушащий_Круги

Просмотров: 962 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0 |


Всего комментариев: 1
1  
PK молодчина, я поражаюсь твоему умению брать интервью, скоко раз хотел взять у кого нибудь, вечно в голову не приходили нормальные вопросы, а это ты вообще в живую взял молодчина

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
© 2006-2008 POSTAPOKALIPSIS

Хостинг от uCoz